Harld zur Hauzen

Прививка от смерти. Нобелевской лауреат Харальд цур Хаузен о вирусной природе рака

Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Харальд цур Хаузен о вирусной природе рака, пользе вакцинации и супружеской верности«Благородных побуждений у меня не было, я действовал из любопытства», — признаётся человек, который нашёл способ предотвратить болезнь, уносящую более двухсот тысяч жизней в год. Профессор Харальд цур Хаузен знаменит тем, что доказал вирусную природу некоторых видов рака. В середине 1970-х он обнаружил, что абсолютно у всех женщин, страдавших раком шейки матки, наблюдались проявления вируса папилломы человека (ВПЧ). Больше тридцати лет ушло на то, чтобы подтвердить наличие связи между вирусом, который считался безвредным, и клеточными мутациями, приводящими к развитию онкологии. А также на то, чтобы определить, какие именно виды папилломы становятся причиной рака, а какие — максимум вызывают бородавки и пигментные пятна на коже.

Результаты этих исследований принесли профессору Нобелевскую премию в 2008 году. Позже выяснилось, что ВПЧ провоцирует не только рак шейки матки, но и рак горла и голосовых связок. По словам Харольда цур Хаузена, папиллома связана с возникновением десяти различных видов онкологии. Если речь идёт о вирусе, значит, с ним можно бороться путём вакцинации. И вот почти через десять лет после публикации открытия в промышленное производство поступила соответствующая вакцина.

О том, что это должно значить для нас и будущих поколений, а ещё о том, какие болезни следует считать главными врагами человечества и есть ли у современной науки шанс их победить, профессор рассказал в интервью Фокусу.

Человечество воюет с раком не одно десятилетие. Кто побеждает в этой войне?

— Судите сами: мировая статистика — 13–14 млн новых случаев в год. Я сейчас говорю обо всех известных нам видах онкологии вместе взятых. В странах с развитой медициной, где есть возможность ранней диагностики, доступ к новейшим методам лечения и высокотехнологичной хирургии, умирают 30–40% больных. Средний мировой показатель — 50%. Так что о победе говорить пока не приходится. Официальный прогноз Всемирной организации здравоохранения на 2020 год — 20 млн случаев. Впрочем, я надеюсь, что реальный показатель будет ниже. Кое-какие позиции мы всё-таки отвоевали.

«Каждое десятилетие прибавляет полтора года к средней продолжительности жизни. Потому людей, которые могут болеть возрастными видами рака, становится больше»

Например, в США снижается заболеваемость раком прямой кишки. Эта болезнь до сих пор в числе самых массовых убийц нашего времени, но уже найден способ её предотвращения с помощью регулярной колоноскопии. А вот рак желудка и лёгких, к сожалению, год от года встречается всё чаще, и учёные не могут определить почему. На первое место среди врагов человечества я бы поставил рак молочной железы — очень печальная статистика, и неясно, как на неё повлиять.

Как это ни парадоксально звучит, одна из причин учащения случаев онкологических заболеваний в том, что мы живём теперь дольше чем прежде. Каждое десятилетие прибавляет полтора года к средней продолжительности жизни. Потому людей, которые могут болеть возрастными видами рака, становится больше.

А рак шейки матки, связанный с онкоопасным вирусом папилломы, который вы открыли, на каком месте по распространённости?

— В 2008-м на его долю приходилось 5% случаев онкологии по всему миру. Теперь меньше. Он как раз сдаёт позиции и, вполне возможно, в следующем поколении благодаря вакцинации будет окончательно побеждён. Снизить заболеваемость в короткий срок, к сожалению, невозможно. Мутации в клетках происходят медленно. С момента инфицирования ВПЧ до возникновения онкологии проходит 15–30 лет. Те, кому сейчас ставят диагноз «рак», могли заразиться папиллома-вирусом ещё в 1980-х.

Важно понимать, что папиллома — один из самых распространённых вирусов, передающихся половым путём. Она встречается чаще, чем гонорея, сифилис и любая другая венерическая болезнь из тех, которых привыкли бояться обыватели. Это очень древний вирус, ему 10 млн лет, он есть у большинства людей, и в основном они даже не подозревают об этом. Человеческий организм давно выработал внутренние механизмы защиты от ВПЧ, но если они по какой-то причине ослабевают, заражённые клетки постепенно превращаются в раковые.

Вакцина позволяет этого избежать?

— Уровень защиты очень высок, особенно если вакцинация была произведена до начала половой жизни. При таких условиях прививка может обеспечить 95% защиты. Главная причина распространения ВПЧ в том, что современные люди часто меняют интимных партнёров. Теоретически, если представить, что в мире существуют мужчина и женщина, которые занимаются сексом исключительно друг с другом и ни у кого из них никогда не было других связей, — вакцинация им не нужна. По сути, у человечества два пути, чтобы победить болезнь: неукоснительно придерживаться принципа абсолютной верности однажды выбранному партнёру или делать прививки детям и подросткам до первых интимных контактов. Мне кажется, второе реалистичнее.

А надолго ли хватает такой защиты?

Благодаря открытиям профессора Харальда цур Хаузена человечество может снизить уровень заболеваемости раком на 5%

— Официально мы можем дать гарантию только на 10 лет. Разновидность вируса, провоцирующая рак, обнаружена всего десятилетие назад. Сам я думаю, что однократная прививка, сделанная тому, у кого ещё не было секса, защищает минимум 20 лет, но для того, чтобы это доказать, нужно наблюдать онкоопасные штаммы ВПЧ в течение более длительного периода. Вообще, чем дольше мы изучаем вирус, тем эффективнее с ним боремся. Я бы провёл аналогию с гепатитом В. Первое поколение вакцин обеспечивало 70–80% защиты, а второе — более 90%. Вполне возможно, в обозримом будущем мы разработаем вакцину от ВПЧ, полностью исключающую заражение.

Вы боретесь за то, чтобы вакцинация от ВПЧ стала массовой, и, похоже, у вас есть сильные союзники — Всемирная организация здравоохранения, всевозможные женские общественные движения, международные эпидемиологические объединения, СМИ. Есть надежда, что вирус, порождающий рак, вообще исчезнет?

— К сожалению, мои союзники допускают тактические ошибки. Массмедиа и общественные организации часто называют вакцинацию от вируса папилломы «средством спасения женщин». Мне не нравятся подобные формулировки. Звучит так, будто мужчинам это вообще не нужно. Понятно, что рак шейки матки — проблема женская, но другие разновидности онкологии, которые можно предотвратить благодаря прививке от ВПЧ, гораздо чаще встречаются у мужчин. Это рак горла и ануса. Тот же вирус, кстати, провоцирует несколько сугубо мужских видов онкологии — рак пениса, например.

Во многих странах планы вакцинации разрабатывают исходя из того, что прививать нужно в основном девочек. Эпидемиологи до сих пор считают, что если вакцину получат 80% женщин, это автоматически защитит большинство мужчин. Они как будто игнорируют тот факт, что в мире существуют гомосексуалы и бисексуальные мужчины, которые будут продолжать распространять ВПЧ, и эпидемиологи никак не смогут это проконтролировать. На самом деле всё наоборот: если привиты будут 80% мальчиков, девочек можно не вакцинировать.

В Украине вакцинация от папилломы обходится пациенту в среднем в 10 тыс. грн, а тест на наличие вируса стоит около 3 тыс. грн. Большинству населения страны такое не по карману.

— Не только в Украине, но и в Германии, например, прививка тоже стоит очень дорого. Её делают исключительно на коммерческой основе. А вот в Китае и Японии существуют программы массовой вакцинации женщин за счёт бюджета. В Австралии и в скандинавских странах прививки делают в средней школе в обязательном порядке, причём и мальчикам, и девочкам. Это вопрос государственной политики в сфере здравоохранения.

А всем ли показана такая вакцинация? Есть ли у неё побочные эффекты?

— Один случай на сто тысяч доз. Это одна из самых безопасных прививок, какие вообще существуют. Может возникать слабая аллергическая реакция, но она легко устраняется. Сама возможность вакцинации от рака — уже победа. Когда я начинал заниматься медициной, никто не связывал онкологию с вирусными инфекциями. Позднее некоторые специалисты пришли к выводу, что есть связь между раком и герпесом. Они не могли отделить причину от следствия — понять, герпес ли вызывает мутации клеток и развитие онкологии, или, наоборот, организм, ослабленный онкологическим заболеванием, уязвим для герпеса. Я — вирусолог, но всегда интересовался генетическими мутациями, так что эта загадка не могла не привлечь моё внимание.

А над какими загадками работаете сейчас?

— При изучении рака мы сталкиваемся с множеством тайн, будоражащих воображение. Казалось бы, мы неплохо изучили некоторые его виды, даже определили их генетические коды. Знаем, с какой скоростью происходит перерождение нормальных клеток в раковые. Можем кое-что выяснить об условиях этих мутаций, но условие — не обязательно причина. Почему эти генетические мутации вообще происходят? Что служит отправной точкой? Я хотел бы это выяснить. Почему лимфома развивается за 7–8 лет, а рак желудка может прогрессировать в течении 60 лет? Почему с опухолью мозга пациенты сгорают за полгода, а с раком простаты живут десятилетиями, даже не подозревая о том, что больны?

Само слово «рак» у большинства ассоциируется со смертью. На самом деле кардиологические и неврологические заболевания уносят больше жизней и времени на лечение оставляют меньше. Иногда вообще забирают человека внезапно, так что врачи ничего не успевают предпринять. Но этих убийц проще поймать за руку — распознать на ранних стадиях и предотвратить ухудшение, а рак — всегда сюрприз.

Добавить комментарий